#poemonground

Пост обновлен 7 июня 2018 г.

Стихи на фоне. Странное название. И как стихи могут относиться к гештальт-терапии и психологии? Многие сочиняют стихи. Есть великие стихи, детские, профессиональные, по случаю и празднику. А на страницах этого блога стихи будут «на фоне» и «связанные с гештальт-терапией» – #poemonground


На самом деле, каждый пишет стихи именно на фоне. Стихи становятся фигурой – тем появляющимся из моего фона рисунком, который в лучших традициях популярных психологических триллеров соединяет в момент написания разные вселенные и временные перспективы, обрывки моих контактов или увиденных мной контактов, – в каждом стихотворении есть какое-то чаяние, мое устремление в момент его написания. В этой форме Я стремлюсь к кому-то, к чему-то, хочу что-то сказать, хотя может порой не понимаю, из чего выросли эти строчки – просто родилось?


Писать можно разным способом. В строчки можно вкладывать выверенные законы создания хороших произведений; думать над каждым словом и смыслом; писать первое приходящее в голову; записывать то, что как будто приходит к тебе от чего-то гораздо большего, чем ты. Так создаются разные формы – великие, одноминутные, страшные, волшебные, пошлые, грандиозные, легкие. Все зависит от цели, которая лежит в основе процесса написания. Все ли, кто создает стихотворные формы мечтают стать поэтами? Не думаю.


Мне кажется, что для некоторых это форма выражения того, что не может быть названо словами сразу. Вот такой странный поворот. В европейской гештальт-терапии сейчас много говорят о довербальном периоде: о том, что часть наших переживаний просто не находит ещё своего воплощения в тех ресурсах, которыми обладает ребенок. Может он и был бы рад разделить свое страшное, удивительное, радостное, трагическое, сложное, любовное переживание с Другими, но у него не хватает мощности речевого аппарата и словесного запаса, который помог бы это сделать. Таким образом многие эмоции, события, контакты остаются для ребенка запечатанными скорее на уровне тела, – они просто не имеют возможности выйти в сформированное речевое послание.


Не все переживания ребенка могут быть обрести смысл в детстве.


Но это не значит, что они исчезли. Многие из них ждут того жизненного фона, на котором смогут раскрыться. Раскрыться разным путем – мы вдруг начинаем писать стихи, учиться живописи, танцам, писать рассказы, готовить невероятные блюда. На нас может обрушиться это желание в любом возрасте, в любой ситуации. Иногда это совпадает с нашим становлением и становится основным делом жизни. А может и проявиться в самый неподходящий момент: окружающие начинают многозначительно коситься и крутить пальцем у виска (в открытую или за спиной). Если бы можно было подуть на окружающих и расшифровать, чтобы они перестали бояться, а уж тем более встречать новоявленного творца с сомнением или презрением. Право, в большинстве случаев – не стоит. Мы реально не можем понять, что именно для конкретного человека значит эта форма воплощения. Возможно, это его единственный путь дожить, прожить, пережить что-то очень важное, что мешает ему почувствовать себя более целостным, с возможностью выражать себя в этом мире максимально полно и другими способами. Но для этого ему нужно освоить то, что пока не в его распоряжении.


Часто с подобными движениями в мир можно встретиться после сильных эмоциональных потрясений, во время сложных кризисных или трансформационных периодов (влюбленность, беременность, смерть близкого, катастрофа, кризис, переход из одного социального статуса в другой и т.д.) В этом случае поддержка близких – давай, делай, мы тебя ждем – может стать важным этапом трансформации эмоциональных переживаний (как нынешних, так и застывших в раннем детстве) во что-то совершенно отличное от прошлого опыта. И совсем не обязательно в художественное будущее, может быть просто – в собственное будущее.


Как многие я писала стихи в подростковом периоде, благополучно оставила это дело и не вспоминала об этом факте до 2014 года. За полгода до того, как стали появляться первые рифмы, умер самый близкий для меня в эмоциональном плане человек. Шок от этой смерти не мог сам собой раствориться, его надо было пережить, – я это понимала, а поэтому приняла происходящие метаморфозы, хотя и с трудом. Стали появляться стихи, а окружающие меня люди стали на них реагировать. Меня же увлекла загадка этих стихов, – я четко видела в них теоретическую базу идей гештальт-терапии. Со временем я восприняла, что это и был мой собственный способ связывать теорию. И мне захотелось описать то, на основании чего были созданы те или иные строчки.


Сам процесс написания стал для меня особенно терапевтическим и сложным: я отлавливала себя на четком различии, когда что-то создавалось текуче, само собой, а когда я пыталась изображать из себя поэта и "писать" что-то очень умное. Второй тип научилась не дописывать, со скрежетом отодвигая в сторону, но сохранять, чтобы самой чувствовать разницу. За эти годы собралось какое-то количество важных для меня стихотворений первого типа, осталось много кусочков мозаики второго. И мне хочется собрать этот пазл, рассказывая о контексте написания; о идеях, создающих эту форму; о том, что приходит сегодня при взгляде на когда-то созданное.


Абсолютно не уверена, будет ли мной написано когда-нибудь что-то ещё в стихотворной форме? И перспектива – никогда не написать больше ни одной рифмы – меня мало пугает. Я не поэт. Я человек, который когда-то открыл для себя эту форму выражения в терапевтических целях.


Мы выбираем, даем ли жизнь наброску или оставляем незавершенным.

И именно она помогла на собственном опыте почувствовать, что любая приходящая идея должна находить свой отклик во всем Я. Мое чувства, мои мысли, мои действия должны быть связаны в моменте создания. Как только что-то начинает выключаться, значит – я уже что-то пропускаю. Любые заминки, странные ощущения в теле, дискомфорт, слишком много захваченных эмоций – всё это может стать сигналами, к которым мы можем научиться прислушиваться. Конечно, в профессиональном творчестве сроки и обязательства могут вынуждать находить другие способы, но в ежедневной жизни и творчестве в качестве терапии именно этот момент может стать самым главным: возможностью признать набросок; остановиться; отказаться от этой идеи, чтобы у других идей появилось пространство и возможность воплотиться.


#poemonground


Просмотров: 24